deadOKey (deadokey) wrote,
deadOKey
deadokey

Деревянный Север - наше "Общее дело"

Русский Север – это одна из самых таинственных территорий нашей страны. Многие уверены: именно здесь царит та самая «загадочная русская душа». И, действительно: здесь, в суровых климатических условиях, на протяжении веков жили многие поколения русских семей. Их не пугали ни холод, ни изолированность от крупных городов, ни особая тишина, витающая здесь даже тогда, когда вокруг кипит жаркий разговор. Сотни лет назад здесь появился особый пласт русской культуры. Он дал нам множество плодов, среди которых – удивительные по своей красоте деревянные храмы. Сегодня эти старинные церкви переживают непростые времена. Чтобы помочь им увидеть будущее, Благотворительный Фонд содействия возрождению Храмов Отечества организовал проект «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера». Его основателем стал священник - отец Алексей Яковлев. Постепенно к важной миссии батюшки присоединились многие люди: меценаты, архитекторы, историки, студенты, журналисты, православные активисты. За несколько лет им удалось спасти многие храмы Севера. Этой осенью у «Общего дела» состоялась очередная экспедиция в Архангельскую область. Она стала возможной благодаря частной инициативе Ильи Зибарева - благотворителя и одного из самых активных участников Фонда. Став активистом «Общего дела», я принял участие в экспедиции впервые.

Я хочу представить вам интервью, во время прочтения которого, за беседой с участниками «Общего дела», мы совершим путешествие по самым значимым храмам нескольких районов Архангельской области. Мы узнаем, что привело на Север московского батюшку Алексея Яковлева, увидим плоды работы Фонда в цифрах и фактах, побеседуем о духовной и организационной сторонах вопроса с меценатом и соучредителем «Общего дела» Ильей Зибаревым, поговорим об информационной поддержке Русского Севера с главным редактором «National Geographic Россия» Андреем Паламарчуком и порассуждаем о «северном» вдохновении с фотографом Кириллом Самурским. В этом материале вы сможете увидеть и мое интервью, в котором я делюсь своими впечатлениями о первой поездке в Архангельскую область.

Деревянный север, Архангельская область, Онега





Приземлившись в Архангельске, мы сразу же ощутили на себе все особенности местного климата. На календаре – осень, а в воздухе, казалось бы – почти минус, несмотря на плюсовую температуру. Здешний пронзительный ветер заставляет нас – жителей центральной части России, со стыдом вспомнить наши жалобы на «плохую» столичную погоду. Из багажа мы дружно извлекли теплые куртки, непромокаемую обувь и теплые шарфы. А на парковке у аэропорта нас уже ждали внедорожники – добраться до большинства главных достопримечательностей этой области на автомобиле с низким дорожным просветом невозможно. В голове у новых участников экспедиции то и дело мелькали картинки местных храмов, увиденные на просторах сети. Опытные участники «Общего дела», в предвкушении, то и дело говорили: «Когда вы очутитесь рядом с этой красотой, вы забудете и про ветры, и про участки бездорожья, а заодно и – всю суету большого города».

Деревянный север, Архангельская область, Онега
2. Ворзогоры.

Выехав из Архангельска, мы затаились в предвкушении. В наших окнах начала показываться здешняя природа – искусно-северная, живописная, очень русская. Пожалуй, еще более самобытная, чем в той же Карелии. Свернув с основной дороги, какое-то время нам действительно пришлось ехать по бездорожью. Но ни один из «пионеров» экспедиции этого просто не замечал. Ведь за окном творилось настоящее природное волшебство! Нетронутость – вот, пожалуй, самое подходящее слово для того, чтобы описать красоту местной природы.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
3. Александр Порфирьевич Слепнин начал восстанавливать этот храм самостоятельно.

В машине зазвучал добрый голос отца Алексея Яковлева. Он с огромной теплотой начал рассказывать нам историю своего знакомства с Севером. Когда-то он, московский священник, не мог и предположить о том, что со временем ему станет настолько дорога эта местность. Пути Господни неисповедимы. В этом батюшка убедился на примере собственной жизни. Первые шаги в его знакомстве с Севером начались с удивительной историей, которую рассказала ему его супруга. Приняв сан, батюшка уже служил клириком храма Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском. Во время одной из паломнических поездок его супруга – матушка Татьяна, проезжала через местную деревню Ворзогоры. Удивительным образом, совершенно того не ожидая, она решила зайти в старинный храм Никольский храм. Будучи художницей по образованию, она была очарована его красотой и очень обрадовалась, услышав, что в нем идут реставрационные работы. Зайдя в храм, она увидела там пожилого мужчину, жителя Ворзогор Александра Порфирьевича Слепнина. Выяснилось, что для того, чтобы хоть как-то спасать местный уникальный храм, он, недавно встретив свое 80-летие, сам проводил здесь  все необходимые ремонтные работы. В этом мужчине помогала его супруга. Вдвоем этой  супружеской паре удалось совершить невероятное – самим, без каких-либо специальных знаний выполнить первую часть противоаварийных работ. Проникнувшись рассказом матушки Татьяны, отец Алексей принял решение о том, что десятую часть своего дохода они будут жертвовать на восстановление Никольского храма. Спустя некоторое время батюшка с супругой вновь приехали в Ворзогоры, но уже с твердым убеждением в том, что соседние храмы тоже нуждаются в спасении. Супружескую чету поддержал Благотворительный Фонд содействия возрождению Храмов Отечества. Так и родился Фонд «Общее дело». А спустя несколько лет семья Яковлевых купила в Ворзогорах небольшой домик, куда она приезжает каждый год – заниматься восстановлением храмов и отдыхать от городской суеты. Именно Ворзогоры и стали первым пунктом нашего путешествия.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
4. Клюква с морошкой, дары болот.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
5. Белое море.

- Отец Алексей, Вы являетесь инициатором проекта "Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера", его духовным и идейным вдохновителем. Как бы вы вкратце охарактеризовали главную миссию проекта?

- Отец Алексей: На Русской земле жил народ, который оставил после себя удивительные по своей красоте памятники – Храмы и Часовни, такие, которых не встретишь нигде в мире. Для того, чтобы понять, каким был этот народ, о чем он думал, чем он жил, - для этого достаточно посмотреть на эти Храмы, прикоснуться к их стенам. И можно ощутить, насколько замечательными были строители, насколько высока была их культура и сильна любовь к Богу. Но к сожалению, сейчас эти памятники, в большинстве случаев, находится на грани разрушения. И проблема в том, что если, например, о памятнике в Кижах знают все и многие ему помогают, то если говорить о других подобных храмах в нашем Отечестве (а их десятки), то о них очень мало кому известно и им не помогает никто. И если сейчас не приложить усилия по их сохранению, то в скором времени они просто исчезнут, как уже исчезли две трети храмов и еще большее количество часовен со времен революции. И для наших детей уже не сохранится тех памятников, на основании которых они смогут судить о наших славных предшественниках. Поэтому наш проект проводит противоаварийные работы в храмах и часовнях Русского Севера, который включает в себя Архангельскую и Вологодскую области, республики Карелию и Коми.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
6. Ворзогоры.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
7.

- Что может дать жителям России возрождение Русского Севера в духовном и культурном плане?

Отец Алексей: Замечательный русский академик Дмитрий Сергеевич Лихачев говорил, что Север не может не поражать тем, что он самый русский. Действительно, люди, отправляющиеся на Русский Север, открывают для себя свою Родину. Именно Север поражает своей глубинной, сокровенной красотой. Севером были впечатлены такие прекрасные художники, как Иван Яковлевич Билибин, Михаил Васильевич Нестеров. А русский сказитель Степан Григорьевич Писахов говорил, что Север своей красотой венчает земной шар! И мы можем наблюдать, что та культура, которая там сохранилась, в лице не только храмов и часовен, но и прекрасных домов, дает представление о семьях наших предшественников, о их любви к труду, о их благочестии.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
8. Кий-остров.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
9.

- В чем кроется уникальность храмов русского Севера?

- Отец Алексей: Мы знаем о деревянном зодчестве в Норвегии, Японии, но ничто так не поражает, как храмы Русского Севера. Созданные столетия назад, они дошли до наших дней. И аналогов им нет в мире. Если каменные храмы в большинстве своем строились по проектам, часто типовым, то деревянное храмовое зодчество – оно абсолютно уникально. Каждый храм строился индивидуально, строился так, как «пела русская душа». Фактически, деревянные храмы – это отражение красоты и величия душ людей, которые жили в те времена и строили эти храмы. Деревянные храмы – это сокровищница русской культуры, как абсолютно уникальной является и русская иконопись.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
10. Ворзогоры.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
11. Ворзогоры.

- Какие храмы и часовни Проекту удалось сохранить и какие достопримечательности нуждаются в срочном спасении?

- Отец Алексей: В настоящий момент мы обследовали более 300 храмов и часовен, в 130 провели противоаварийные работы. Но по нашим исследованиям до наших дней дошла только одна треть деревянных храмов, а часовен погибло еще больше. А из сохранившихся – 43% находятся в аварийном состоянии, 10% - руинированы. Поэтому работы по их спасению необходимо осуществлять в ближайшее время. Фактически, наше культурное достояние зависит от решимости каждого читающего эти строки. Одним из таких удивительных храмов, дошедших до нас, является Храм Владимирской иконы Божией Матери в Подпорожье Архангельской облассти. И в ближайшем году мы надеемся начать проведение противоаварийных работ для того, чтобы перекрыть протечки на крыше и, соответственно, разрушение храмовых конструкций. Это позволит памятнику дождаться момента, когда будет сделана реставрация.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
12. Ворзогоры.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
13. Подпорожье.

- Считаете ли Вы, что возрождение института российского меценатства поможет нам возродить множество культурных и религиозных достопримечательностей по всей стране?

- Отец Алексей: Безусловно, что только тот, кто сохраняет святыни прошлого, может надеяться на достойное будущее. Всем известна русская пословица – рука дающего не оскудеет. Любой человек, который зарабатывает достаточно средств, всегда сталкивается с вопросом, что эта возможность не случайно дана именно ему. И что его дальнейшее благополучие возможно только в случае, если часть из денег он будет жертвовать на помощь нуждающимся. С точки зрения церкви и вообще нашей культуры, все, что человек получает, это только на время дается ему Богом. И настоящим распорядителем всего земного является только Бог. А мы будет давать отчет Богу, каким образом мы использовали данные им нам возможности. В связи с этим, конечно, можно и нужно помогать страждущим, больным, нуждающимся, но в то же время крайне важно сохранять памятники нашей культуры. Наш проект сейчас занимается противоаварийными работами. Практика показывает, что для проведения противоаварийных работ достаточно незначительных средств. Это позволит храму не исчезнуть еще некоторое время. Однако, каждый деревянный храм Русского Севера ждет хотя бы одного попечителя, который позаботился бы о его полном восстановлении и сохранении для потомков.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
14. Подпорожье.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
15. Подпорожье.

На сегодняшний день у Фонда есть несколько крупных постоянных попечителей. Одним из них стал успешный предприниматель, меценат Илья Зибарев. Он усердно помогает «Общему делу» на протяжении нескольких лет, не только жертвуя средства на восстановление храмов, но и помогая сделать районы Севера привлекательными для совершенно особых категорий путешественников.

- Илья, на протяжении нескольких лет вы являетесь одним из самых активных участнпиков Фонда. Почему вам так дорог Русский Север и его достопримечательности?

- Илья Зибарев: Мои отношения Русским Севером начались еще с детства. Я помню, как мой отец, который одно время принимал участие в арктических экспедициях, возвращался домой с удивительно интересными рассказами и впечатлениями. Кроме того, стоит сказать, что окрестности моего родного Санкт-Петербурга и региона достаточно близки к Архангельской области и воспринимается мною как Родина. Сейчас Русский Север для меня - это, прежде всего, спасение и сохранение деревянных храмов и часовен.  И, конечно же, те удивительные люди, которые это делают!

Деревянный север, Архангельская область, Онега
16. Поле.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
17. Поле.


- Каким вы видите туристический и экономический потенциал Севера?

- Илья Зибарев: Сегодня наблюдается очевидный рост интереса наших граждан и граждан других стран к путешествиям по России. Россия вошла в топ самых популярных стран мира для туризма. В этом глобальном смысле, Русский Север с его метафизической природой и уникальным деревянным зодчеством русского стиля, занимает свое место и уже сейчас востребован многими путешественниками. Могу сказать на личном примере, что Русский Север не оставляет равнодушным - туда хочется возвращаться снова и снова! Однако, мне не хотелось бы увидеть превращение уникальных мест Русского Севера в центры массового туризма. На мой взгляд, это место для спокойного путешествия и паломничества.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
18. Поле.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
19. Поле.

- Что команда «Общего дела» сделала уже сейчас, чтобы спасти северные достопримечательности? Что вы планируете осуществить в будущем?

- Илья Зибарев: Я присоединился к команде «Общего Дела» около трех лет назад. Само движение, основанное, и по сей день движимое и вдохновляемое удивительным человеком, отцом Алексеем Яковлевым, существует уже более 10 лет. В этом году более 650 добровольцев приняли участие в экспедициях «Общего Дела», и количество таких людей постоянно растет! По нашим оценкам, на Русском Севере сохранилось до наших дней более 700 храмов и часовен. И всем им нужна помощь!

В будущем мы планируем продолжать работу по сохранению храмов и часовен, возрождения молитвы и жизни в деревнях и селах, где сохраняются храмы. Мы строим планы по усилению работы в сфере сохранения и распространению старинных навыков работы с деревом, организовали школу плотнического мастерства, планируем приступить к ремонтным работам очень красивого и большого храма в Подпорожье! В ближайшее время мы планируем отремонтировать несколько домов, где смогут останавливаться члены экспедиций и паломники! Планов много!

Деревянный север, Архангельская область, Онега
20. Поле.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
21. Усадебный дом в Поле.

Очевидно, что достопримечательности Архангельской области немного «теряются» в лучах славы других российских регионов с памятниками северного зодчества, например - Карелией. Стоит ли помогать достопримечательностям Архангельской области выйти из тени с помощью механизмов современного пиара в СМИ? Или к ним нужно подобрать совершенно иной подход? Об этом мы спросили человека, который знает о путешествиях и захватывающих рассказах о них абсолютно все. На наши вопросы ответил главный редактор «National Geographic Россия» Андрей Паламарчук.

- В каких видах информационной поддержки нуждаются достопримечательности русского Севера? Каким образом мы можем сделать эти объекты более популярными для туристов и меценатов?

- Андрей Паламарчук: Русский Север – сложное направление и по логистике, и по климатическим условиям. Спрос на него всегда будет нишевым. Но это не значит, что ситуация не поддается оживлению. Просто мы должны быть готовы к тому, что сиюминутной отдачи от информационной поддержки не будет. Даже если представим, что удалось в относительно короткий срок создать реальный мощный всплеск интереса – например, выпустив в широкий прокат игровой кинопроект с большим бюджетом, сильным неординарным сценарием и международной звездой – режиссером или актерами. История знает такие чудесные случаи. Но что делать дальше с массовым спросом при отсутствии дорог, гостиниц, кафе? Сегодня направление имеет ровно столько туристов, сколько может "переварить"  – и по количеству, и по качеству. Это крепкие орешки, привыкшие к, скажем так, непростым условиям.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
22.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
23.

- Как вы, будучи профессионалом в travel-журналистике, смогли бы сформулировать то, почему каждому россиянину необходимо хотя бы раз в жизни побывать на русском Севере?

- Андрей Паламарчук: - Я не считаю, что каждому россиянину нужно побывать на русском Севере. Я за то, чтобы на этом направлении был сформирован внятный посыл: здесь есть что-то интересное, что-то уникальное – уникальное в большом, в планетарном смысле. Это, конечно, деревянная архитектура. Ей нужна помощь – чисто физическая, я имею в виду прежде всего консервацию и грамотную аккуратную реставрацию памятников, которым грозит физическое разрушение (сейчас этим в основном занимаются энтузиасты вроде фонда «Общее дело»). Нужны полноценные комплексные маршруты с внятной логистикой и «передачей» туриста из рук в руки. Это невозможно сделать без программы привлечения местных жителей, социально и экологически ответственного малого бизнеса. Нужен, наконец (и не в последнюю очередь!), грамотный брендинг. Если будут решены все эти задачи (причем именно все, а не по частям), заинтересованные россияне сами начнут приезжать, сарафанное радио разнесет вести о русском чуде быстрее, чем мы думаем.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
24.

Упомянутое «сарафанное радио», действительно, является одним из самых эффективных механизмов по привлечению современного пользователя Интернета к проблемам той или иной достопримечательности. Туристическая отрасль России знает немало примеров того, как красивая фотография и интересный пост про достопримечательность привлекали отчаянных путешественников в самые дальние дали сильнее, чем любая государственная программа по развитию туризма. Впечатляют ли достопримечательности Русского Севера известных российских блогеров и фотографов? Об этом мы поинтересовались у участника нашей экспедиции, автора блога «Летопись русской усадьбы» и известного архитектурного фотографа Вадима Разумова.

- Удивили ли вас виды достопримечательностей русского Севера?

- Вадим Разумов: Виды Русского Севера меня очень сильно впечатлили. До своего приезда сюда я слышал множество восторженных отзывов о местных достопримечательностях. Особенно меня в них удивляло то, что все люди буквально «хором» говорили: «Вот здесь ты особенно сильно ощущаешь себя русским!». Я немного скептически к этому относился. Мол, неужели даже более русским, чем во Владимире, Ярославле и других древних русских городах? И вот, я наконец-то приехал на Север и понял, о чем говорили эти путешественники. Это все – чистая правда! Здесь в душе появляется какое-то щемящее чувство. Перемешиваются грусть и восхищение. Начинаешь понимать, насколько закаленным становится характер человека на Севере, когда он, несмотря на суровость местного климата, радуется жизни, растит детей и даже - строит архитектурные шедевры! Помимо этого, здесь можно ощутить по-настоящему глубокую связь с природой, более четкое понимание ее сути и законов.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
25. Пустынька.

- Какие достопримечательности вам особенно запомнились?

- Вадим Разумов: Я навсегда заполнил деревню под названием Кучепалда. Когда-то все дома здесь были расположены вокруг идеально круглого озера. Но в прошлом веке озеро высохло и люди покинули деревню. Когда с снимал «круг» бывшего озера и полуразрушенные деревянные дома с дрона, у меня возникло ощущение, что я вижу историю этой деревни как бы в замедленной съемке. Мне очень явно представлялось постепенное обмеление озера, уход людей из деревни, воцарившееся запустение...Было очень грустно все это осознавать.

Запомнилась мне и деревня с тёплым названием Поле. Здесь сохранилось множество красивых деревянных домов. Им всем – более века, а некоторым – и больше. Но удивительно еще и то, что даже в наши дни, когда в них еще живут люди, здесь нет ни капли той самой «новодельности». Местным жителям даже в голову не приходит обшивать свои дома сайдингом, вставлять пластиковые окна. И если в других старинных русских городах местные власти, борясь с «осовремениванием» старинных деревянных домов, даже учреждают специальные премии для тех, кто сохраняет их вид, то жителям Поля все понятно без лишних слов. Это еще раз подтверждает присутствие здесь особого «русского духа», о котором все говорят.

И, конечно же, мне, как человеку, изучающему усадьбы, запомнился здешний деревянный усадебный дом с уникальной деревянной ротондой. Таких архитектурных комплексов, я, объехав около 1000 усадеб по всей России, до этого пока никогда не видел.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
26. Пустынька.


- Что было самым ярким впечатлением вашей поездки?

- Вадим Разумов: Моим самым ярким впечатлением в той поездке стало знакомство с прекрасным храмом в Красной Ляге и установка главки на его вершину. Храм этот сам по себе удивительный – деревянный и старинный, очень душевный, похожий на пламя свечи. Мы с командой «Общего дела» своими руками выполняли все работы по возведению главки. Это – мой первый опыт личного участия в восстановлении храма. Признаюсь честно: душевной благодати такой силы ранее я еще не испытывал!

Деревянный север, Архангельская область, Онега
27. Пияла.

Большинство известных российских фотографов живут, преимущественно, в крупных городах России. Многие из них предпочитают отправиться на выходные в другую страну или соседний регион, чтобы удобно с точки зрения комфорта и логистики провести часы своей работы над новым материалом. Насколько же долгое и непростое путешествие к Русскому Северу оправдывает себя? И важны ли для вдохновения фотографа виды местных достопримечательностей? Над этими вопросами рассуждал участник нашей экспедиции, известный фотограф и журналист Кирилл Самурский.

- Почему в своей профессии фотографа и журналиста вы вновь и вновь возвращаетесь на Русский Север?

- Кирилл Самурский: Для меня как для фотографа искать и находить фактуру необходимо. Новые места, новые люди - всё это становится объектом статей и фотоматериалов. В этом смысле Русский Север - кладезь фактур и образов. Ушедшая, казалось бы, натура, на Севере живёт. Люди обитают в домах, построенных ещё три века назад. В это невозможно поверить до тех пор, пока не откажешься в одном из таких домов. Почти в каждом селе - церковь, как правило, деревянная, такая же древняя, как и само село. И чем больше путешествуешь, тем больше забываешь, что ты фотограф. Просыпается то, что уже почти забыто - чувство причастности к нашей древней истории и культуре. То самое национальное самосознание, о котором так много говорят в столице, но, похоже, сами забыли, что это такое. Каждый, кто считает себя русским обязательно должен побывать на Севере. И поскорее, поскольку дерево неумолимо разрушается. И если сейчас мы не начнём думать, как сохранить наше культурное наследие, грядущим поколениям нечего будет показывать и нечем будет восхищаться.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
28. Красная Ляга.

- Какие достопримечательности этого региона вы посоветовали бы увидеть каждому? Что из прошедшей поездки запомнилось вам больше всего?

- Кирилл Самурский: Я не могу выделить какую-то одну достопримечательность. Север уникален и един. Нельзя ограничиться чем-то одним, он слишком обширен для подобного определения. Но если выбирать - то это и Ворзогоры, и Подпорожье, и Пияла, и Красный Бор, и, конечно, Пустынька. Я так мало был на Севере, что уверен: главные открытия - впереди!

Деревянный север, Архангельская область, Онега
29. Красная Ляга.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
30. Красная Ляга.

Обсудив все проблемы Русского Севера и пути их решения, участники экспедиции наметили основные направления развития этой территории: наладить восстановление храмов Севера, не «убить» здешнюю атмосферу классическими приемами туристического пиара, создавать в селах комфортные объекты инфраструктуры и показывать россиянам качественные фотографии и статьи о местных достопримечательностям. А затем, путешественники, принялись за установку главки на уникальный храм-свечу в Красной Ляге. Этот ювелирно-долгий и ответственный процесс занял несколько часов. Служители церкви, предприниматели и ученые, студенты и преподаватели, фотографы и рабочие стали единой командой, выполняющей реальную работу по сохранению наследия страны.

Завершив свою миссию, каждый их нас понял: главное – это быть готовым к помощи, не бояться труда, верить в то, что состояние российских достопримечательностей – это наша совесть, и любить свою Родину. Очень сильно любить свою Родину.

Деревянный север, Архангельская область, Онега
31. Волосово.

Если Вы хотите стать волонтером проекта "Общее Дело", заполните анкету - http://obsheedelo.ru/index.php/ekspeditsii/prinyat-uchastie

Поддержать проект финансово можно тут - http://obsheedelo.ru/index.php/pomoshch-proektu/finansovaya-pomoshch
Tags: Архангельская область, Общее дело, деревянная архитектура, интервью, церкви
Subscribe

Posts from This Journal “Архангельская область” Tag

promo deadokey june 17, 18:13 8
Buy for 100 tokens
Увидите иностранцев в метро - приглашайте их на экскурсии "Усадебного экспресса" и сами приходите. В июле нас ждут классические и новые маршруты. 1 июля - Усадебный экспресс. За пастилой, калачами и не только, в Коломну!, от 3000 р. «Вы много о ней слышали, вы долго про нее…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

BestAnonymous

December 6 2017, 19:40:00 UTC 7 months ago

  • New comment
Наконец-то дельный пост на главной, а не срамота и борзота! Поклон авторам! Не обращайте внимания на критиканов, их плющит и корчит от одной мысли о том, что русские люди смеют любить свою землю, её красоту, интересоваться её историей и верить в Бога. И храмов не хватает даже в Москве! Например, на юго-западе храм Архистратига Михаила просто не вмещает в себя всех пришедших, приходится на улице стоять в Рождество, например. А по выходным там толпа!
Посчастливилось побывать несколько раз на русском севере - на Соловках. И всё, что в статье написано о том, как влияет наш север на душу - всё правда. Знакомо и не забывается. И тянет туда вновь и вновь. ЛюбИте русский север,там небо и Бог близко,
Желаю волонтёрам и всем отозвавшимся здоровья и веры! Помогаю по мере сил.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →